Публікації

Повод для прайда. Почему гордость за страну напрямую зависит от Марша равенства

Повод для прайда. Почему гордость за страну напрямую зависит от Марша равенства

В прошлом году Марш равенства начинался для меня, как приключение. Я была волонтером безопасности, и мне даже нравился ореол тайны, который окружал шествие. Накануне поздно ночью организаторы прислали смски с указанием места встречи, до этого на тренинге мы обсуждали, как каждый волонтер узнает людей, которых должен будет привести на место проведения Марша. Одним из вариантов этого знака, помню, даже был цветок.

Мне казалось это романтичным, и строгие инструкции, которым нужно было следовать, совсем не пугали. Нужно было надеть максимально закрытую и неяркую обувь и одежду - чтобы легко убежать и слиться с толпой. Взять с собой платок и половину лимона - знакомые со времен Майдана подручные средства борьбы со слезоточивым газом. Это не пугало, скорее будоражило.

Когда до начала Марша оставалось совсем чуть-чуть времени, и люди уже начали собираться, было так круто видеть, что их много, что они радостные и красивые, осознавать, что это все происходит здесь и сейчас. Была даже гордость за страну - что она доросла до этого. Глухой кордон из правоохранителей не настораживал, а вселял еще большую уверенность: мы в безопасности, все будет хорошо.

Этот подъем и гордость длились до первых минут Марша. Наверху, на тротуаре над набережной, периодически появлялись какие-то люди, которые кричали что-то про пид...ров, и это немного портило впечатление, но их сразу уводила милиция.

А потом все резко изменилось. Послышались какие-то хлопки, начались крики, появился дым, стало трудно дышать. Ровные ряды участников Марша смешались, кто -то бежал вперед, туда, где кричали, а кто-то назад, в сторону кордона. Вдруг стало страшно, хотя и непонятно, что произошло. А потом я увидела лежащего на траве нацгвардейца с окровавленной головой и поняла, что кто-то из противников Марша таки смог прорвать кордон МВД.

Когда происходит что-то такое страшное, оно быстро стирается из памяти. Я смутно вспоминаю, как к нацгвардейцу бежали врачи "скорой", как его уносили на носилках, как я и другие волонтеры пытались успокоить участников Марша, как многие из них явно были в панике. Я помню, что тогда подумала: как будет ужасно, если этот еще совсем молодой нацгвардеец тоже станет гомофобом - его хоть и ранили радикалы, но пришли же они сюда из-за Марша, который он охранял.

Марш длился совсем недолго - его участники прошли расстояние, в два раза меньшее, чем планировалось. Когда все закончилось, мы с подругой быстро шли к остановке, вызывая параллельно такси. Кто-то бежал. Мы обогнали приличную на вид пару - он и она, обоим лет по 25-27, и я услышала, как она сказала: "Бл.., да это ж там пид...ры парад устроили, вот теперь и бегут". Было неприятно, и гордости за страну, которую я так наивно почувствовала час назад, стало ощутимо меньше. Оголтелые радикалы - это ведь понятно и уже неудивительно. За последний на тот момент год я привыкла к тому, что от бабушек на лавочке они отличаются только методами действия, но никак не взглядами на жизнь. Приличная молодая девушка на улице - все-таки совсем другое.

Когда мы подходили к остановке, снова начались крики, и все стали бежать врассыпную. Мы поняли, что за нами гонятся, и забежали в цветочный киоск. Соврали продавщице, что идем в гости и выбираем плющ, судорожно закрыли двери на щеколду и пожимали плечами на ее вопросы о том, что происходит на улице. Наш таксист звонил и истерично кричал в трубку, что сейчас уедет, потому что здесь опасно. Мы таки купили ненужный плющ и побежали в такси. Позже узнали, что радикалы догнали и избили семерых участников Марша.

Вся эта погоня, маневры с плющом, попытки спрятаться - похоже на отрывок из фильма, который критики назвали бы остросюжетным. Хотя что по факту произошло? Несколько сотен людей вышли на улицу, чтобы 15 минут пройтись в колоннах, выкрикивая: "Бунтуй, кохай, права не віддавай", "Права людини — моя гордість" и "Права людини понад усе". За это их гнали, как зверей на охоте, и, догнав, избивали те, кто перед словами "понад усе" обычно ставит слово "Україна". Не нужно быть гением логики, чтобы догадаться: для этих людей между "Україной" и "правами людини" нет знака равенства.

Это такой парадокс. В стране, которая позиционирует себя большим борцом за свободу, на самом деле никакой свободой и не пахнет. Пахнет только двойными стандартами. Каждый второй депутат с потными ладошками или силовик с тупым взглядом, или бритоголовый радикал будет счастлив оказаться в сауне с двумя целующимися блондинками. Но вне этой сауны он проголосует против закона об однополых партнерствах, обзовет последними словами, а то и даст в морду.

Отношение к Маршу равенства и к ЛГБТ в целом - мой личный индикатор интеллигентности человека. Если ты адекватный, ты как минимум не будешь пинать тех, у кого по непонятным причинам меньше прав, чем у тебя. А максимум - поможешь им получить эти права. И это ведь не подвиг. В цивилизованном обществе, я слышала, это называют человечностью.