Публікації

Прайд, как барометр демократии

Прайд, как барометр демократии

Свободное общество - это место, где безопасно быть непопулярным. 
Адлай Стивенсон

Вот уже больше года наши политики с блеском в глазах констатируют, что Украинцы сделали выбор в пользу европейской демократии. Но стоит задать кому-то из них вопрос о проведении Прайда в нашей стране, как вам ответят, что это «не вовремя», «не в традициях нашего народа» и т.д. В общем, демократия, по их мнению – это, конечно же, очень хорошо. Но только без «этих ваших прайдов». Все остальное мы, конечно, принимаем, только вот этот незначительный пункт вычеркнем. У нас будет демократия для всех, кроме «вот этих»: странных, подозрительных, раздражающих… Бывает ли так, и демократия ли это?

О свободе мирных собраний

Думаю, далеко не все наши украинские политики такие уж закоренелые гомофобы. Да что там, среди них и геев, должно быть, немало – просто исходя из статистики. Но публично поддерживать ЛГБТ* – это же так непопулярно… А вдруг электорат не воспримет? Нельзя же вот так вот просто взять, и сказать, что все граждане Украины, какую социальную группу они бы не представляли, вправе выйти на улицы города со своими требованиями.

А ведь эти сегодняшние политики в большинстве своем, были вынесены на вершину пирамиды власти волной Майдана… То есть людьми, которые ни у кого не спрашивая выходили на центральные площади Киева и других городов со своими требованиями. Конечно, они оказались в большинстве. Что и стало решающим фактором. Но сколько самых разных меньшинств включало в себя это большинство! Ультраправые и ультралевые, татары, евреи, русские, ромы, иеговисты и кришнаиты, богатые и бедные… И представители ЛГБТ* в том числе… Разве не отвоевали тогда все эти люди для себя свободу мирных собраний? К сожалению, не мирно добились, а именно отвоевали – с кровью…

И что теперь? Все ли могут воспользоваться отвоеванным? Или все, но кроме «вот этих», потому, что «вот эти» многих раздражают? Можно даже никому ничего не запрещать – просто сказать «вот этим», что власть не сможет гарантировать их безопасность. А «негодующие народные массы» уже сделают свое дело.

Сегодня власть «не сможет» гарантировать безопасность ЛГБТ*. Завтра – ну, допустим, кришнаитам. Они тоже многих раздражают. Народ опять порадуется возможности разогнать «странных и опасных фриков». Гарантировать ли безопасность вышедшим на площадь ромам? Или евреям? Или русскоязычным? Или несогласным с очередным законом? Может, просто найдется достаточно агрессивно настроенных «согласных» которые этим «несогласным» сами все объяснят, а власть будет, вроде как, и не причем… Просто «не смогла обеспечить безопасность». Ну, как в случаях  нападений «титушек» на активистов майдана.

Может показаться, что я сгущаю краски. Но дело в том, что «свободы не для всех» не бывает. Бывает только свобода и несвобода. В условиях несвободы тоже можно выйти на площадь со своими требованиями и не быть битым. Но только  в том случае, если тебе разрешат…

И если кто-то может не разрешить проводить Прайд ЛГБТ*-активистам, значит, судьба любого мирного собрания граждан, зависит, в конечном счете, от его разрешения. Не удивляйтесь, в таком случае, если ваш пикет против вырубки сквера завершится приходом крепких парней, которые мечтают, чтоб в этом месте был супермаркет. Власть будет не причем – просто «не сможет обеспечить безопасность»…

Почему диктаторы не любят геев?

При Сталине был принят закон, преследующий мужчин за добровольные гомосексуальные контакты. Гитлер сжигал гомосексуалов в печах. При Путине в России активно принимаются дискриминирующие гомосексуалов законы. Если поинтересоваться позицией современных диктаторских режимов по ЛГБТ*-вопросу, то окажется, что практически все они ведут ожесточенную борьбу с этим явлением. В мире до сих пор гомосексуалов бросают в тюрьмы, вешают, забрасывают камнями… Чем жестче режим – тем суровей кара.

Попытаемся отключить на время эмоции и посмотреть на все это с позиций логики: С чего вдруг? Какую угрозу усматривают диктаторы в инакомыслии в романтических вопросах?

Первое, что приходит в голову мне, как феминистке: однополая связь – это нарушение традиционного патриархального порядка. А без него диктаторский режим просто невозможен. Там, где у патриарха – «отца народа» - есть абсолютная власть над гражданами страны, там, как правило, у отца семейства такая же абсолютная власть над женой и детьми. В этой парадигме женская гомосексуальность рассматривается как бунт против власти мужчин, а мужская – как низвержение пассивного партнера на самую низкую ступень иерархии. Тут можно вспомнить историю с изнасилованием Кадаффи перед смертью. С гомосексуальностью это зверство ничего общего не имело, но о символической связи секса и власти, безусловно, заставляет задуматься.

Это – философское объяснение ненависти диктаторских режимов к ЛГБТ*. Но есть и еще одно, более практическое. Где-то можно пострадать за то, что ты еврей, или за то, что коммунист, или враг народа, или тайный идолопоклонник, или христианин, еретик или «колдун»…

Это практически неизменный признак диктаторского режима: человек, отмеченный определенным ярлыком, мгновенно превращается в «законную» жертву. Повесили ярлык – и уже его можно избить, убить, сгноить в тюрьме… И никто не вступится. Потому, что если высказаться в защиту, то могут подумать, что ты тоже «из этих». Причем, у «этих», как правило,  на лбу не написано – любой может попасть под подозрение. И подозрение автоматически приравнивается к «доказательству вины» - потому, что адвокатов не найдется.

Один из важнейших механизмов функционирования диктаторского режима: обязательная борьба с «врагом». Под предлогом этой борьбы можно легко избавляться от всех неугодных.

В России такого « врага» сегодня сделали и из ЛГБТ*. Это удобно: обвинением в гомосексуальности можно уничтожить политического оппонента. Есть на кого перенаправить народный гнев. Кроме того, теми людьми, которые в силу своих жизненных обстоятельств оказались «врагами» становится очень легко манипулировать. Ты есть, лишь пока тебе разрешают быть. Имеется «законный повод» в любой момент тебя «помножить на ноль», а значит… Если хочешь жить – доноси, «сотрудничай с властями», проявляй лояльность всеми доступными средствами.

Гомофобия и любые другие виды ксенофобии тщательно культивируются всеми тоталитарными режимами. И вовсе не для того, чтобы защитить народ, а для того, чтобы врагом можно было объявить любого. Если власть не гасит возможные конфликты, а оправдывает ненависть масс к той или иной группе – это означает, что с демократического пути государство свернуло.

Поэтому Украине необходим Прайд. Это не только борьба ЛГБТ*-сообщества за свои права. Это индикатор. Барометр, который показывает на каком участке шкалы от диктатуры  до демократии, находится наше общество. И куда движется.